Мы Идем Туда, Куда Другие Боятся Шагнуть

Пожертвование

Статьи

Радио-передача с участием Президента фонда А.Комагиной: За боль и страдания животных — до 5 лет тюрьмы

19 Дек, 2017
Угол зрения: За боль и страдания животных — до 5 лет тюрьмы -Чего ждать от ужесточения наказания для живодеров.

Радио СОЛЬ: ЭФИР ОТ 14 ДЕКАБРЯ 2017 14:30; Тема: Жестокость к животным; Ведущие: Валентина Ивакина

Ужесточение наказания для живодеров — большая победа зоозащитников или еще один «неработающий» законотворческий продукт? Почему мнения юристов разделились, что можно считать издевательством над питомцем, и как уберечь от садистов безнадзорных животных? Эксперты: Анастасия Комагина — юрист, президент благотворительного фонда помощи животным «Забытые животные»; Анна Разинова — юрист, руководитель юридического клуба владельцев домашних животных.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения». У микрофона Валентина Ивакина. Тема нашего эфира: «За боль и страдания животных — до 5 лет тюрьмы: чего ждать от ужесточения наказания для живодеров». В рамках сегодняшнего эфира, мы обсудим поправки в УК, которые 12 декабря были приняты Госдумой. И речь идет о поправках, ужесточающих наказания для живодеров, то есть за жестокое обращение с животными теперь будет грозить более строгое наказание. Как сообщают СМИ, максимальное наказание за жестокое обращение с животными — это 5 лет лишения свободы. В рамках программы подробно разберем поправки, узнаем, какое наказание и кому за что грозит. Что же именно предусмотрено в поправках? Жестокое обращение с животными, направленное на причинение им боли или страданий, в том числе из хулиганских или из корыстных побуждений. Если в результате такого обращения животное погибло или получило увечье, то это будет наказываться штрафом до 80 тысяч рублей, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до 3 лет. Если над животными издевалась группа лиц в присутствии малолетнего с применением садистских методов, с публичной демонстрацией, в том числе в СМИ и интернете, в отношении нескольких животных, то наказание составит штраф от 100 тысяч до 300 тысяч рублей, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на срок от 3 до 5 лет.

У нас на связи Анастасия Комагина, юрист, президент благотворительного фонда помощи животным «Забытые животные».

Анастасия, добрый день.

Анастасия Комагина: Добрый день.

В.И.: Сегодня обсуждаем поправки в УК, принятые 13 декабря Госдумой, об ужесточении наказания для живодеров. Вы как юрист как воспринимаете этот документ и какие прогнозы можете делать, и чего ждать?

А.К.: В третьем чтении законопроект получился вполне приличный, и если к первому и второму чтению были замечания у юристов, то в третьем чтении я бы оценила его достаточно положительно, особенно на фоне того, что у нас было. Хуже уже было делать некуда, поэтому то, что сейчас получилось, я бы хотела отметить тут несколько положительных аспектов. И в целом, отозваться с похвалой о работе, проведенной законодателями. Во-первых, к третьему чтению убрали одиозное примечание, которое гласило, что действие статьи не распространяется на забой сельскохозяйственных животных, в том числе при совершении религиозных обрядов и разных церемоний, при случае гибели и увечья охотничьих ресурсов, то есть затрагивающее животный мир. В случае использования животных научными работниками в профессиональной деятельности и так далее. Это примечание убрали, и таким образом, у нас продолжают все животные подпадать под действие жестокого обращения с животными, то есть не только кошки и собаки.

В.И.: На охоте, если вдруг пристрелил, то тоже несешь ответственность по поправкам?

А.К.: Если пристрелил в целях причинения боли и страдания. Сейчас жестокое обращение с животными формулируется так, часть первая гласит: жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и страданий, из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений и повлекшее его гибель или увечья. То есть вот эта новелла «в целях причинения ему боли и страданий» — поистине революционная для нашего законодательства, потому что до этого уголовное наказание наступало лишь в случае условий каких-то, то есть присутствия малолетних или из хулиганских побуждений с корыстными мотивами. А сейчас достаточно того, что следователь докажет, что подозреваемый намеревался причинить боль и страдания, то есть не просто на охоте убить, а поиздеваться. И вот это вот добавление, оно очень расширяет действие данной статьи. И таким образом, если на охоте человек просто застрелил животное, то это не подпадает под действие этой статьи, но если он намеривался поиздеваться над животным, то есть намеренно причинить ему боль и страдание, может быть, там несколько раз стрелял и сначала по ногам, и следователь действительно смог бы доказать, что человек намеревался издеваться или причинять боль, чтобы животное подольше мучилось и так далее, то это подпадает под действие данной статьи. Кроме того, в часть 2, которая снабжена квалифицирующими признаками, туда как раз перенесены присутствие малолетних, садистских методов и так далее. Некоторые зоозащитники считают, что это ухудшило статью, но я еще раз повторюсь, что сейчас в часть 1 добавлена фраза «в целях причинения боли и страданий», это перекрывает весь негатив. Они считают, что раньше было просто достаточно присутствие малолетних, а сейчас надо еще доказывать хулиганские побуждения или корыстные. Но у нас хулиганские или корыстные побуждения приравнены к просто намерениям виновного причинить боль и страдания животному. Я еще раз повторюсь, статья стала более рабочей и лучшей в плане правоприменения. Я согласна в этом плане с Владимиром Бурматовым, что она действительно более эффективно будет применяться в действующем законодательстве. Кроме того, поскольку она стала относиться к преступлениям средней тяжести, то увеличивается срок давности. Раньше, я знаю несколько случаев, когда она относилась к преступлениям небольшой тяжести, то есть срок давности составлял 2 года. И часто виновные уходили от наказания, потому что истекал срок давности. В настоящее время этот срок составляет 6 лет для преступления средней тяжести, и таким образом, вероятность того, что виновный будет наказан, гораздо выше. Поэтому я это тоже рассматриваю как положительный аспект. Конечно, тут еще можно что-нибудь улучшить, я на самом деле вижу, но исходя из того, с чем мы имели дело и что мы имеем сейчас, это положительные движения, и я очень рада, что это идет в правильном направлении.

В.И.: Говорите, что видите, что можно улучшить. Например?

А.К.: Указать такой момент, жестокое обращение с животным более точно конкретизировать как действие или бездействие. Часто животных оставляют без еды и питья где-то на привязи и уезжают. Здесь достаточно амбивалентное отношение будет по этой статье. Прямой умысел тут будет сложно доказать, но тем не менее, хотелось бы этот аспект тоже затронуть. Когда сам факт, что животное мучается и страдает по вине какого-то человека, но при этом человек может говорить, что он не хотел ему причинять боль и страдание, так просто получилось.

В.И.: Правильно я понимаю, что если человек оставил дома своего питомца без еды и воды, а питомец погиб, то его засудить нельзя по этой статье?

А.К.: Скорее всего, да, потому что сложно доказать, что виновный намеривался причинить боль и страдания. Он может просто ссылаться на разные аспекты, просто не хотелось бы как-то учить людей уходить от ответственности. Достаточно сложно это будет, да.

В.И.: Еще что бы вы дописали?

А.К.: В целом, изменения хорошие. И кроме того, я хотела бы отметить, что раньше по всем частям статьи 245 следствие вели дознаватели МВД, а сейчас по второй части этим будут заниматься следователи МВД, поскольку максимальное наказание составляет от 3 до 5 лет лишения свободы. Это, безусловно, говорит о том, что лицам, подозреваемым в совершении данных преступлений, будет сложнее уйти от ответственности. Я также хотела бы отметить, что поскольку удалили примечания, то теперь, если будет принят законопроект, о котором говорил Владимир Бурматов, председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды, то жестокое обращение с животными на притравочных станциях будет подпадать под статью 245. А до этого, несмотря на все жалобы зоозащитников, к сожалению, никак это не двигалось. Но в свете новой редакции, я думаю, что начнется какие-то продвижение, и это даст толчок к более гуманному обращению к животным. Сейчас это никак не урегулировано законодательством, но такие станции продолжают существовать. Они относятся по кодам ОКВЭДа как учреждение для отдыха и развлечения, так они сформулированы, поэтом их ддеятельность никак не урегулирована. Как я понимаю, у законодателей есть определенная схема, как они планируют выполнить поручение президента. И таким образом, судя по интервью Владимира Бурматова, они в случае принятия законопроекта о бесконтактной притравке, то есть через сетку будут этим заниматься. Конечно, зоозащитники хотели бы видеть полный запрет притравочных станций. И в результате, если будет выявлено нарушение данных фактов, это уже будет подпадать под корыстные мотивы организованной группы, потому что понятно, что эти заведения — коммерческие организации, и понятно, что там работает не один человек, там несколько сотрудников, и это весьма дорогостоящее удовольствие. Поэтому под новую редакцию статьи 245 это все будет подпадать. И я вижу в этом положительные моменты.

В.И.: С юридической точки зрения, что можно будет считать причинением животному боли и страданий? Правильно я понимаю, что это довольно абстрактная форма? Ведь не прописано в законе, что именно можно считать причинением страдания?

А.К.: Да, все верно. Тут такой момент, не вполне доработанный. Я еще раз повторюсь, что в законодательстве цивилизованных стран достаточно самого факта гибели или увечья животного, факта жестокого обращения, и не имеет значения, в каких целях ты это осуществил — забыл или из хулиганских побуждений. Если ты это совершил, то ты будешь за это отвечать. Это все оставляется на усмотрение следователя и суда, — определить, имел ли виновный такую цель — причинить боль и страдания. Это будет зависеть от того, я так думаю, какие раны нанесены были животному, какие страдания он перенес, заключение может быть ветеринарной экспертизы. Это оставляется на усмотрение правоохранительных органов и суда.

В.И.: Можно предположить, что многие живодеры могут, исходя из этого, уйти от наказания?

А.К.: У нас в принципе судебные органы достаточно много делают на свое усмотрение, поэтому я все-таки рассматриваю этот момент как положительный. Они могут, конечно, уйти от ответственности, там достаточно много лазеек. Эта статья, к третьему чтению когда она пришла, она стала выглядеть более приближенно к мировым стандартам и стала более рабочей. По ней больше возможностей привлекать лиц, издевающихся над животными, к ответственности. Потому что цель уголовного наказания — не максимальное наказание, а неотвратимость наказания, в первую очередь. Чтобы человек понимал, что есть такая статья средней тяжести, за нее достаточно серьезный срок. Она имеет срок давности 6 лет, достаточно долгий срок для расследования и так далее. И поэтому она и должна выполнять превентивную функцию, то есть предотвращать жестокое обращение с животными.

В.И.: А что вы можете сказать тем людям, которые сейчас скептически относятся к внесенным поправкам и говорят, что работать это не будет, а если бы сделали наказание административным, то оно было бы более неотвратимое?

А.К.: Вы знаете, есть просто люди, которые всегда и всем недовольны. Я считаю, что хуже некуда было. И я просто знаю, насколько минимальны были случаи привлечения к ответственности и какие-то наказания по имевшейся статье 245. В том числе, я знаю многие случаи, например, когда голубя сжег молодой человек заживо. И по этому делу недавно истек срок давности, прошло два года, и поэтому люди ушли от ответственности. Понятно, что надо стремиться к идеалу, но в целом я все-таки рада, что произошли такие изменения. По поводу административных наказаний, они недостаточно ограничены в своем воздействии на граждан, кроме того, они имеют сокращенный срок привлечения к ответственности. Тут, если мы имеем в виду 6 лет с момента совершения деяния, то в административном может быть это в течение года, если неоднократно привлекается, то, может, и к уголовной и так далее. Это более легкое наказание, и оно не будет так активно выполнять свою превентивную функцию, то есть предотвращать наступление наказания. Если сейчас это грамотно подать, как Госдума и делает, то человек еще подумает несколько раз, стоит ли ему в это ввязываться, или там административное наказание — заплатил там 500 рублей за убийство щенка, ну и что? Вы сами понимаете, какие штрафы у нас есть. Может быть, тоже слышали, когда девочки несовершеннолетние издевались над котенком, и их родителей оштрафовали на 500 рублей — стоит оно того или нет? Мне кажется, административное наказание свою функцию именно предотвращения жестокого обращения с животными в полной мере выполнять не будет. Это, опять же, если ориентироваться на мировое законодательство, которое везде старается применять уголовное наказание за такие преступления.

В.И.: Правильно я понимаю, что такая статья не будет распространяться на зоопарки, на океанариумы, на те места, где большое скопление животных, и с ними тоже может что-то произойти по вине человека?

А.К.: Жестокое обращение с животными в зоопарках и океанариумах попадает под действие новой редакции статьи 245, но опять же, требует доказательств целей причинения боли и страдания животному из хулиганских побуждений или корыстных. Тут момент такой, что в зоопарках и так далее очень часто имеет место неумышленное причинение боли, а общая халатность, какое-то безразличие — не накормили, не почистили и так далее. И тут с этим сложно, поэтому оптимально иметь бы строгий регламент, если уж нельзя полностью запретить. А зоозащитники, опять же, выступают за полный запрет передвижных дельфинариев и так далее. На данной стадии нужен хотя бы строгий регламент, за невыполнения которого можно было бы штрафовать, опять же, нужно превентировать жестокое обращение с животными. Конечно, у нас цель не наказать всех подряд, а как минимум избавить животное от жестокого обращения, это в первую очередь. Жизнь и здоровье животного должно быть в приоритете, а не сажать всех пожизненно за какие-то жестокие обращения. Поэтому нужен строгий регламент, как и на притравочных станциях, так и содержание диких животных в неволе, где должно быть все это прописано, как часто осматривается ветеринаром, как часто производится уборка, какое должно быть обогащение среды, чтобы животное не сходило с ума на бетонном полу в полной изоляции и так далее. Это, конечно, все необходимо сделать в целях развития.

В.И.: А пока можно сделать вывод, что жизнь зоопарков и подобного рода учреждений не изменится?

А.К.: Знаете, наш фонд старается влиять в силу того, что мы имеем при действующем законодательстве. Мы направляем международных экспертов в зоопарки, объясняем людям, как можно улучшить дешево и доступно жизнь животных в неволе. Ну, буквально — снабжать животных подложкой в клетке, и они уже там и играют с ним, и валяются, очень радуются. Потому что очень часто люди просто не понимают, что животным просто жить в пустой клетке достаточно тяжело. Обогащение среды, животное не должно получать домашнюю еду, оно должно ее добывать, как в природе. Делают такие игрушки, наполненные едой, животное ее разрывает, пытается как-то достать еду. Это им интересно, это занимаем им ум, они развлекаются и так далее. Нужно делать игровой элемент при содержании животных в неволе. Мы стараемся просвещать зоопарки, но это идет достаточно тяжело. Правда, мы уже не один раз направляли эксперта, и люди с благодарностью принимали его, оказывается, что они просто не знают, как облегчить жизнь животных в неволе. Поэтому тут есть куда работать зоозащитникам, скажем так. Понятно, что законодательно нельзя сделать все. Поэтому есть и задачи для гражданского общества, в том числе. Если зоозащитники хотят, то тут есть куда применить свои благие пожелания, а не только критиковать все на свете.

В.И.: Если возвращаться к теме поправок, как думаете, стоит ждать роста числа уголовных дел по этим поправкам?

А.К.: На первом этапе, я думаю, что сильного роста и всплеска не будет, все будут ждать и смотреть на практику. Но вообще, в перспективе, статистика, безусловно, покажет рост возбужденных уголовных дел по данной статье и факт дохождения данных дел до суда, они не будут разваливаться в промежутке этих двух лет, которые были. И возможно, что будут реальные наказания, но скорее всего, это будет все не моментально. Это все достаточно продолжительное время займет, нужно набраться терпения. Но в целом я положительно оцениваю данную редакцию и считаю, что она достаточно профессионально составлена.

В.И.: Можно еще предположить, что люди, которые склонны издеваться над животными, просто начнут шифроваться лучше, зная, какое наказание им может грозить.

А.К.: Безусловно. Но тут еще такой момент есть, что люди, которые раньше выкладывали… Допустим, сейчас еще такая инновация есть, что будет наказываться размещение в СМИ или в информационном потоке жестокого обращения с животными. Многие это воспринимают как данность, привыкают к этому, и они воспринимают это все как должное, такого не должно быть. И даже если они будут шифроваться, это уже работа правоохранительных органов. Это их задача — выявлять, выяснять и расследовать, чтобы такие преступления, даже тайно, совершались как можно меньше. И тут еще требуется от государства решить проблему с бездомными животными, чтобы их не было в свободном доступе для таких граждан. Эту проблему можно решить цивилизованно.

В.И.: Можно предположить, что бесполезны эти поправки, потому что бездомных животных много. При желании бери хоть каждый день по 10 собак с улицы, приноси себе и издевайся над ними.

А.К.: Я бы не сказала, что бесполезны, но да, вы смотрите в самый корень. Проблема с бездомными животными в стране не решена пока. Но какие-то случаи, которые будут доходить до общественности, — по ним есть шанс привлекать к ответственности, чтобы виновный получал реальное наказание. Но по факту нужно решить внятно и цивилизованно проблему нахождения животных на улицах, чтобы у всех неадекватных лиц не было возможности получать откуда-то самостоятельно животных. И чтобы люди проходили собеседование перед тем, как взять животных из приюта и так далее. Всем подряд нормальные волонтеры не отдают животных. Этот момент как-то надо решить.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами. До свидания.

А.К.: До свидания.

*Полную версию программы можно прослушать тут.

 

Этот сайт использует «cookies», условия их использования см. в Правилах пользования сайтом. Условия обработки данных посетителей сайта см. в Политике конфиденциальности. Если Вы продолжаете пользоваться сайтом, тем самым Вы даете согласие на обработку данных на указанных выше условиях.
Продолжить